«Должен же быть предел его безумия?» — россияне о ядерной войне