У них есть вид на жительство. У нас — только улица