Власть прессует остатки свободы слова